3/2016 онлайн журнал БОСС-стиль |Танцы Текст | Юрий КУЗЬМИН

 
 

3/2016 онлайн журнал БОСС-стиль |Танцы Текст | Юрий КУЗЬМИН




Леонид ПЛЕТНЕВ: однажды меня назвали скульптором в танце, а после очередного успеха учеников — архитектором успеха

Леонид ПлетневБОСС-стиль |Танцы
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Из архива Леонида ПЛЕТНЕВА

Член президиума Российского танцевального союза, почетный президент Международного танцевального союза, президент Консультационного танцевального центра «РЕВЕРАНС» — о божественной сущности танца, о судействе и учительстве в танцевальном мире… и о жизни: «Она восхитительна».

— Леонид Михайлович, вы сами называете себя учителем танцев. И действительно, преподавать начали с раннего возраста, чуть ли не с 18 лет. Что это: призвание или просто так сложилось?

— Я учитель танца. Среди многочисленных титулов и званий, завоеванных и полученных мною за время присутствия в танцах, этим я дорожу больше всего. Быть учителем благородно, ответственно, интересно, особенно когда это призвание. Мне кажется, что у меня именно так. Я всегда знал, что как учитель я реализуюсь лучше, ярче и успешнее, чем как исполнитель. Так и случилось. Из моей самой первой группы учеников в прославленном ансамбле «Горизонт» Ольги и Алексея Литвиновых (Харьков, Украина), начавших свои занятия в 6–7-летнем возрасте (а мне было 18 лет), пятерым со временем удалось вырасти в настоящих мастеров и подняться на самые высокие ступени мировых пьедесталов. Сегодня я счастливый учитель: мои многочисленные ученики — чемпионы мира и Европы, национальные чемпионы, победители крупнейших международных соревнований.

— Вы окончили архитектурный факультет Харьковского инженерно-строительного института, но, похоже, по специальности не работали. Вообще это тенденция, что ли, такая — многие лучшие танцоры не выпускники факультетов искусств, а вузов, нацеленных на реальную экономику? Мэтр отечественного танца Станислав Григорьевич Попов, например, выпускник Энергетического института. Прокомментируйте, пожалуйста, этот факт.

С Татьяной Поповой— Да, я инженер-архитектор по образованию. Поступал в институт с мечтой об архитектуре и безмерно благодарен судьбе за такой выбор своего образования (от слова «образ» — образуй, создай себя), за изучение замечательной коллекции учебных предметов от великолепных профессоров, за глубокое научное познание законов природы через философию, диалектику, историю искусств, композицию и гармонию, за начертательную геометрию и сопромат, за рисунок и живопись со скульптурой, за красоту пропорций золотого сечения. Архитектор (по-гречески «главный строитель») должен уже на этапе проекта учесть всё и вся, чтобы затем в созданной им среде было комфортно обитать. Теперь представьте себе, что это я сказал не об архитектуре, а о ТАНЦЕ. Он, как и архитектура, лишь отражение жизни со всеми ее законами, одна из граней движения наверх, к совершенству, к Богу. Когда я, золотой медалист школы и именной стипендиат ВЦСПС, отказался от Ленинской стипендии, мой декан не мог поверить и онемел от ответа на вопрос: «Почему?». Ответом было: «Я хочу серьезно танцевать». И я никогда потом не пожалел о своем выборе, а все богатейшие институтские знания применяю в танцах. Желаю каждому танцору такого образования! В танцах моего поколения было много инженеров, ученых... Бальными танцами тогда увлекались в основном представители советской интеллигенции. Профессионального бального хореографического образования в то время не существовало в принципе. Вот поэтому Станислав Попов из энергетиков, Плетнев из архитекторов, и много еще кто и откуда пришел в танцы.

 Однажды меня назвали «скульптором» в танце, а как-то после очередного успеха учеников — «архитектором успеха». Эти комплименты были и остаются среди лучших и самых ценных для меня.

— Как вы все-таки пришли к танцам и как они стали вашим призванием? Какую роль в этом сыграло то, что вы с юных лет являлись активным общественником? Такой факт вашей биографии, как работа с пловцами в Харькове?

— В 19 лет я работал с олимпийской сборной командой СССР по плаванию. Это очень необычный опыт! В Харькове находился Олимпийский центр подготовки. А мой друг, сегодня известнейший украинский врач-реабилитолог Игорь Серебренников, тогда работал главным врачом этой сборной. Это было время триумфально рекордных заплывов великого Владимира Сальникова, уникального и неординарного пловца и личности. И на его примере в поисках новых ресурсов для улучшения результатов Игорь проводил исследования по всестороннему развитию личности спортсмена. Занятия танцами показались ему идеальным инструментом для этого. И я был приглашен решать эту задачу с помощью танцевальных уроков. Тогда не использовали слова «аэробика», мы придумали «хореотренинг», было выпущено методическое пособие по нашим методикам. Интересное время! А еще я преподавал в интернате для слепоглухонемых. Никогда не забуду текущую из невидящих глаз ученика слезу от счастья попадания в ритм танца. Для меня самого это бесценные уроки нравственности, установки жизненных приоритетов.

Заниматься бальными танцами я начал в семь лет, прошел и через балет, и через народную хореографию. Но в то время это было действительно увлечение, не сравнимое с серьезностью занятий современных юных танцоров, по сути, «профессионалов». Поэтому хватало времени и на спорт (капитан команды мастеров по футболу, разряды по стрельбе, шахматам, плаванию, настольному теннису), и на музыку (музыкальная школа по классу баяна, затем фортепьяно, гитара, ударные), и на занятия рисованием, резьбой по дереву, декламированием, да и на общественную работу. Я всегда что-то возглавлял: совет пионерского отряда, совет дружины, профсоюзную организацию в институте, а потом и комсомольскую — во Дворце культуры. Был делегатом VI Всесоюзного слета пионеров в Артеке и представлял СССР в его «Совете дружных». Поэтому и в танцевальную политику пошел, хотя драгоценного времени на нее тратится немерено и часто, увы, безрезультатно.

— Расскажите немного о ваших учителях и наставниках в профессии танцора.

Со Святославом Бэлзой,  ведущие Русского бала  в Биаррице (Франция) — Я родился в украинском городе Сумы, там же начал танцевать. Мой первый учитель — Александра Петренко, наша школьная пионервожатая, собравшая первоклашек в небольшую танцевальную группу, затем, в городском Дворце пионеров, Владимир Матвеев и Анатолий Мочуленко, после этого, во Дворце культуры им. Фрунзе, великолепная Ольга Гаранина в ансамбле «Силуэт». С поступлением в институт и переездом в Харьков я с самого основания был в «Горизонте» у Ольги и Алексея Литвиновых, а потом в 1985 году в Москве у Людмилы и Станислава Поповых. Ну а затем добавились зарубежные педагоги, лучшие из лучших, легендарные и заслуженные, творческие, основательные, революционные и немного сумасшедшие!

На самом деле никто и никого не может научить танцевать! Танец сам живет в каждом из нас, его нужно только суметь извлечь. В этом и есть истинное умение учителя. Можно объяснять техники движения, основы музыкальной грамоты, конструкцию хореографии и композицию. Однако танцу нельзя учиться, его можно и нужно доставать из себя, не запоминая, но вспоминая. Мы все рождаемся с танцевальными задатками, «гений в каждом из нас». Хотя потом, увы, обрастаем социальным шлаком и тиной, страхами и комплексами. И сидящие глубоко внутри способности не могут пробиться сквозь эти толстые слои препятствий. Сегодня я сам себя называю уже даже не учителем, а чистильщиком. Человека следует просто очистить от всего этого наносного, и под ним обнаруживается настоящая сокровищница девственных талантов.

— Вы закончили танцевальную карьеру в довольно активном возрасте, 35 лет. Не рано ли? И почему?

— Многие заканчивают и раньше, некоторые позже. Я свой последний турнир станцевал в лондонском Королевском Альберт-холле в октябре 1996 года. К этому времени я реально «натанцевался» — 27 лет на конкурсном паркете! Я потерял «запах крови», объективно устал от борьбы. Конкурсная жизнь переставала радовать. Стало понятно, что пришло время определения новых целей. Тогда уже были заслуженные и весомые успехи учеников, и путь в тренеры-педагоги явился очевидным и желанным.

Расставание с конкурсным паркетом проходило непросто, преследовало ощущение неизвестности нового бытия, кардинальной смены жизненных ритмов и приоритетов. Но одновременно появлялось и много новых возможностей для собственной реализации. Как раз от этого случился и творческий прорыв — бóльшая часть моих стихов и афоризмов написана сразу после завершения конкурсной карьеры. Необыкновенное ощущение легкости, полета и столь желанного раскрепощения.

Главный танцмейстер,  хореограф и ведущий  Русских баловПоследняя черта — не цель, а неизбежность.
У каждого свой срок, у каждого свой путь.
Ты тоже к ней придешь, чтоб танца мир безбрежный
И славу долгих лет с любовью помянуть.

Их было без числа, шагов и поворотов,
Баланса поиск тщетный, скандалов и потерь,
Побед и поражений, и литров слез и пота.
Судьба итог подводит — и закрывает дверь.

Последняя черта — а дальше?
Жизнь сначала…

— Как вы уже сказали, кроме непосредственно танцев у вас много и других интересов: поэзия, писательство, музыка. Вы автор популярных статей о спортивных танцах, создатель первого в мировой истории учебного видеоцикла по спортивным бальным танцам на русском языке «Линия танца», написали книгу «С реверансом…». Это хобби или серьезная часть вашей жизни? Несколько слов о книге.

 — Когда-то моя жена Вера Плетнева, в самом начале нашего знакомства, спросила: «А что у вас есть для себя, если не танцы?». И я, не раздумывая, ответил: «Тогда писать». Я всю жизнь выкладывал мысли на бумагу. Многое банально, но кое-что получалось интересным. Так из дневника и случилась книга «С реверансом. О жизни в танцах и о танцах в жизни». Мои стихи и афоризмы — подарок старшему сыну Валентину (сейчас ему 16,5 лет, а на момент ее издания было 2,5 года). Этакая отцовская страховка на всякий случай: если со мной что-то случится, то сыну останется родительский опыт. Рад, что сегодня она, по сути, настольная для многих танцоров, родителей, тренеров в самых разных уголках Земли. Ее активно цитируют в танцевальном мире, благодарят за мысли, а значит, писал не зря. Недавно с удивлением узнал, что один из моих афоризмов включили в приложение лучших афоризмов нашей истории «Цитатник», в раздел о танцах (можно установить на мобильные устройства). Составители выбрали мысль с юмором, со мной не советуясь, хотя, мне кажется, в книге есть умозаключения более глубокие и интересные.

Полночная кадриль  на Московском балу  в императорском дворце  ХофбургА совсем недавно, на IX Московском балу, в венском императорском дворце Хофбург, где я имею честь быть Главным танцмейстером, хореографом и ведущим, состоялась премьера песни. Известный российский музыкант и композитор, заслуженный артист России Александр Покидченко написал музыку к моим стихам «Вот оно, счастье». И родилась жизнерадостная мажорная песня!

— Хотя вы и называете себя учителем танцев, но все-таки сейчас в вашей профессиональной жизни, наверное, бóльшую роль играет судейство на различных танцевальных соревнованиях, зачастую весьма высокого уровня. Как вы пришли в судейство и что оно для вас означает сегодня?

— На самом деле главным после окончания карьеры становится не судейство, а учительство. Судейством семью не прокормить! И оно, судейство, не должно быть бизнесом, иначе это прямой путь к коррупции (что в некоторых танцевальных организациях теперь и происходит). Но участие завершивших исполнительскую карьеру лучших танцоров в проведении экспертизы (так можно точнее определить функцию судей в танцах) — естественное и закономерное звено их роста. Опыт и знания наиболее развитых представителей жанра ему очевидно необходимы. Именно их уникальный опыт и воспитанное, образованное мнение и владение предметом в итоге определяют вектор развития самого танца, его стилистику, эстетику и форму. Поэтому и меня эта участь не миновала. Частая экспертная востребованность подтверждает правильность проделанного на паркете пути и уважение к завоеванным титулам. Для всех нас судейство — не главная, но важная составная часть новой «запаркетной» жизни. Затем лучшие и опытнейшие из экспертов становятся главными судьями. Это особая категория специалистов жанра с наиболее широким кругозором, интуицией, мышлением, чувством долга перед профессией. Я регулярно выступаю таковым на чемпионатах Европы и мира, крупнейших российских и международных фестивалях. Есть у меня такое стихотворение:

Вы в черных смокингах, как в мантиях из крепа,
Ответственность и чести торжество. 
Вам правосудие вершить. Оно окрепло —
Знак равенства, Судья и Божество!

Слава Богу, сегодня этот этап у меня завершился. Ведь «быть судьей — это уже приговор». Теперь мне больше нравится вести турнир у микрофона, дирижировать событием, играть его темпом и настроением, создавать теплую, интересную атмосферу, наблюдать и радоваться танцу в роли созерцателя, не обремененного судейскими обязанностями.

Со Станиславом Поповым  и Юлией Евдокимовой— Вы член президиума Российского танцевального союза, член комитета образования Всемирного танцевального совета (WDC), почетный президент Международного танцевального союза (IDU). Какую роль для вас играет работа в этих организациях? Много ли времени она занимает?

 — Частично я уже ответил на этот вопрос выше. Пытаюсь использовать полученные в жизни и на паркете знания, накопленный опыт и завоеванный авторитет для организации наиболее комфортных условий современным танцорам и учителям. Я был первым президентом Международного танцевального союза (IDU), который мы с коллегами и единомышленниками создали во имя спасения танца как искусства, собрав за четыре года под наши знамена 32 страны! Для меня это были четыре года хронического недосыпания, работы на износ, бесконечного количества встреч и переговоров. Мой отец всегда вел статистику моих поездок и полетов. Так вот в один из этих годов, по его точным подсчетам, я совершил 84 полета по земному шару! Эта должность оказалась для меня не желанной, но вынужденной, и я с облегчением ушел с президентского поста, когда в результате наших стараний появилась Любительская лига WDC, и развитие этого движения получило новую, более продуктивную форму. Танцевальная политика — это определение стратегии и тактики развития жанра, разработка положений и правил, образовательные проекты. Это очень важная и при этом зачастую неблагодарная работа.

— Что такое Консультационный танцевальный центр «РЕВЕРАНС»? Каковы были цели его создания и насколько активно вы занимаетесь им сейчас? 

С женой Верой Плетневой в Танцевальной школе Tanzschule STANEK Вена— Я создал его в начале 90-х как сервис на танцевальном рынке. Проведение первого в России ежегодного «Реверанс-конгресса», международного фестиваля танца «Реверанс-Кубок», уникальных «школ мастерства», продажа лицензионной танцевальной музыки, обуви и одежды, выпуск методической литературы и учебных видео «Линия танца», организация групповых поездок на крупнейшие международные турниры. Еще существовал проект «Реверанс-дисконт» — дисконтные карты для танцоров на все случаи жизни. «Реверанс» — это особая форма почтения, уважения. Это мое отношение к жизни вообще, миру танца и его обитателям в частности. Я даже письма свои подписываю «С Реверансом, Леонид Плетнев» и также назвал свою книгу.

— Будучи судьей, то есть находясь по другую сторону «барьера» с танцорами, как бы вы охарактеризовали сейчас уровень танцоров-профессионалов: есть ли прогресс, развитие?

 — Прогресс и развитие есть всегда. Можно спорить лишь о правильности его направления. Так, например, я известный противник «спортивинизации» бального танца. Убежден, что человеку негоже менять божественный замысел. Танец изначально был и остается неотъемлемой частью искусства. И, будучи за уши принятым к спорту, подвергается катастрофическим изменениям его сути, подмене понятий и смыслов, изменению терминологии. В угоду скоростям и количествам из него убирается мужеско-женское начало, философский смысл единения противоположностей ради создания уникального природного целого. Разрушается столь желанная, но очень хрупкая гармония, высший критерий искусства. «Citius, altius, fortius!» — это не для танцев! Поэтому я по ту сторону баррикад, где сохраняют природную чистоту танца. А он, безусловно, развивается и в этом естественном для себя направлении. Среди многочисленных клонов появляются и новые, самобытные исполнители. Невероятно интересно изменяется жанр танцевального шоу. Конкурсные номера становятся настоящими спектаклями! На фоне улучшающихся техник в него возвращается СМЫСЛ.

С женой и сыновьями  Александром  и Константином— В продолжение предыдущего вопроса. С точки зрения зрителя, меня например, на соревнованиях стало гораздо меньше ярких звезд. Где наследники Пола Киллика и Ханны Картунен, Брайана Ватсона и Кармен, Сергея Рюпина и Елены Хворовой, Дмитрия Тимохина и Анны Безиковой? Что это? Застой или, может быть, мы чего-то не видим, не понимаем?

— Киллики, Ватсоны и многие другие тоже поначалу были просто талантливыми, а затем уже стали великими. И в нашей памяти они запечатлелись образами их грандиозных периодов, времени очевидного и заслуженного превосходства. Сегодня танец переживает этап кардинальной смены поколений. В мировые финалы ворвались новые, но еще молодые и неотшлифованные таланты, которым теперь предстоит серьезная огранка на пути к возможному будущему величию. Плюс и ваши вкусы со временем, проведенным в общении с танцем, серьезно изменились, подросли и поднаторели в понимании и претензиях. «Когда мы растем, горы становятся ниже». И сейчас вам предлагается наблюдать над не менее интересным периодом этого самого становления будущих звезд. Они уже радуют нас надеждами, а вскоре порадуют и реальностью своего совершенства.

— Каковы перспективы развития бальных и спортивных танцев в российском и мировом масштабе? Какие у вас самого планы на будущее?

— Танец будет развиваться, несмотря ни на что. Будет развиваться в разных творческих и спортивных направлениях, организации продолжат мирно (я надеюсь!) сосуществовать, не мешая друг другу, по возможности сотрудничая (я надеюсь!). Активно развиваются и станут быстро набирать популярность новые направления, например «артистический танец». Продолжит набирать популярность столь любимая мною категория Pro-Am (где в паре танцуют учитель-профессионал и студент-любитель). Америка давно стоит на этом, Россия переживает бум, а Европа активно начинает развивать эту разновидность танцевального конкурсного партнерства. Я сам не собираюсь оставаться в стороне от этих прогрессивных процессов. С моим переездом в Вену началась реализация нового проекта под названием Amazing Dance World рroduction. Это серия международных фестивалей и зрелищных мероприятий в важнейших городах Европы, на лучших площадках, своеобразная королевская коллекция событий самого высокого качества организации и проведения, где танец будет прежде всего красотой. 27 ноября 2015 года мы с огромным успехом провели в Вене первый Международный фестиваль танца Pro-Am «Amazing Vienna». На очереди Karlovy Vary Golden Cup 5 марта 2015 года в Чехии. В июне в планах танцевальный фестиваль для людей с ограниченными возможностями Inclusive Dance. В 2017 году ожидается грандиозный фестиваль шоу-программ, но это не спортивное, а культурное соревнование и зрелище. В нем, как в искусстве, станут присуждаться первые, вторые премии, а выдающиеся номера — получать Гран-при. Там будут представлены разные танцевальныенаправления в их лучшем исполнении. Бренд Amazing Dance World production означает восхищение танцем! 

Ведущий шоу «Звездный дуэт» в Кремле— Знаю, что ваша жизнь сегодня также тесно связана с балами. Что это? Очередное увлечение или страсть?

— Еще одна интересная грань моего нынешнего пребывания в танцах — балы! Судьба привела меня к истокам того самого бального танца, которым я всю жизнь занимаюсь. Мое сотрудничество с компанией «Венский бал Москва», которой руководят Александр и Элизабет Смагины, длится уже много лет. Это, бес- спорно, одна из лучших в мире команд по организации и проведению балов: знаменитого Венского бала в Москве (сегодня это социальное событие номер 1 в России, самый крупный Венский бал за пределами Австрии, около 2000 гостей!) и русских балов в разных странах (Великобритания, Австрия, Швейцария, Франция, Германия, Италия, Украина, Казахстан и др.). Имею честь быть их Главным танцмейстером, хореографом и ведущим. Это совершенно особая атмосфера великосветского праздника! Это яркий, волшебный праздник в череде рабочих будней, где уместны трости, шляпы и перья, бриллианты и ордена на лентах! Это эффективный противовес современному жизненному негативу, кризисам и санкциям. У наших балов уже сложился свой круг уважаемых партнеров и преданных почитателей, молодых и респектабельных, для которых они стали неотъемлемой частью существования. Если вы войдете в этот круг, танцуйте и радуйтесь жизни! И помните: она восхитительна!



Создан 18 мар 2016